“Бронза” Олимпиады-2008 скоро будет вручена Колобневу. А призовые?

13.10.2011

На Олимпийских играх в Пекине наш велогонщик занял четвертое место в групповой гонке, а после дисквалификации за применение допинга серебряного призера итальянца Давида Ребеллина был объявлен третьим призером. Итальянский спортсмен, дисквалифицированный на два года за употребление CERA, уже говорит, что через пару недель определится с командой, за которую будет выступать в новом сезоне. А Колобнев готовится к новым Играм до них, говорит, осталось уже меньше времени, чем прошло после Пекина. И, может быть, прошедшие за это время гонки и затмили для самого спортсмена события отчаянной борьбы в китайской столице. Но, уверены, тысячи болельщиков сегодня порадуются за Александра и вспомнят, как это было.

Групповая гонка.

Ад протяженностью в 250 километров. Финиш у Великой Китайской стены. В аду свои законы выживания. На каждые десять километров гонщикам приходилось выпивать по литру воды, температура тела подскакивала до сорока градусов. Они скажут потом, что казалось, что воздуха просто нет. И самое обидное было вырваться из ада вторым или четвертым.

Российская команда работала на Александра Колобнева. Саша готов был стать олимпийским чемпионом. Но на финише, перед которым выстроились пять претендентов, миг победы метнулся в другую сторону. (Испанец Самуэль Санчес первый, итальянец Давид Ребеллин второй, швейцарец Фабиан Канчеллара третий). Колобнев четвертый.


Пекин-2008.

Плакать от обиды не хочется, нет, мы ждали его после допинг-контроля долго, очень долго. Саша вышел, дрожали губы, когда говорил. У меня сейчас еще и руки-ноги трясутся, это от усталости. Шесть часов гонки по такому климату никому не пожелаешь. Метров за триста свело ноги, поскольку финиш здесь был чисто физический. Не было ветра, нельзя было отсидеться. Что есть в собственных ногах, то и есть. То, что свело ноги это для меня редкость. Показатель того, что я полностью опустошил себя.

Денис Меньшов подтвердит: это была супергонка. Да, Саша на меня все время оглядывался я ему перед началом сказал, что вряд ли смогу быть в лидерах. Предложил: давай продерну, может, кто-то из фаворитов себя плохо чувствует? Продернул, сколько мог. Нормальную гонку мы провели.

Сергей Иванов, отдавший все силы на трассе и не пощадивший себя и в разговоре с журналистами, уточнил: Мы все профессиональные люди, нам не надо разжевывать, где и что делать. Есть общие задачи. И надо было обеспечить максимальную помощь Колобневу. Все было сделано как надо. Мы контролировали гонку. Прокололся Володя Карпец, я ему отдал свое колесо, техничка была далеко, а сил у Володи, я чувствовал, больше, чем у меня. Конечно, немало сил потратили. В гору полегче было, а вот со спуска скорость под семьдесят.

Наши ребята впятером работали на одно дело. Честно, самоотверженно. Так что просто восхищаться можно было. Золото в этой гонке россиянам отдавали перед гонкой не просто так по праву. Тем обиднее оказался результат.

Да нет злобы, поверьте, Колобнев даже смущен тогда был вопросом. После такой гонки если я не доволен результатом, то впадаю в состояние своеобразной комы. И никогда не пересматриваю потом, кстати, запись, потому что не хватает нервов и появляется абсолютная пустота. Переживаю из-за того, что был вроде рядом с целью, но не смог.

Он все равно будет переживать, и сегодня тоже. Потому что цель золото так и не была достигнута. Но для отечественного велоспорта, для которого Пекин пронесся всухую (в Афинах, в шоссейных гонках, россияне дважды становились призерами), и бронзовая награда вопрос престижа.

Олимпийская медаль нашла своего героя. Найдут ли его теперь давным-давно врученные коллегам-олимпийцам призовые от страны? Пусть даже и без встречи с президентом?